Встреча с Богом

Ко мне не сразу пришло это ощущение. Ощущение того, что есть где-то во мне то, что не даёт покоя, что часто бережёт меня в определённые моменты времени, что охраняет от ненужных поступков. Вернее, кто-то. Тот, с кем я могу поговорить, спросить совета, попросить о важных вещах. Может, это и есть мой Бог?

Сердце щемило так, что я не мог вздохнуть. Колотилось безумно. Казалось, что оно несётся куда-то с бешеной скоростью, дыхание становилось сбивчивым, голова раскалывалась, мысли путались.

Минута, другая и стало тихо, спокойно, как будто ничего не было до этого момента. Ничего не болело, никуда не летело. Стало хорошо. Очень хорошо. В этот момент я понял, скорее, почувствовал, что не один.

– Кто здесь? – спросил я.

– Зачем спрашиваешь? Ты же сам всё прекрасно понимаешь.

– Ты тот, о ком я думаю?

– Да.

– Ты Бог?

– Можешь называть меня так.

– Я что, умер?

– Нет. Ты просто устал.

Вокруг не было ничего такого, о чём я читал в книгах и видел в кино. Ни коридора, ни света в конце него, я не поднимался над собой, не было пробежавших в одно мгновение лет. Ничего. Только умиротворение и спокойствие. Вокруг нас были горы, росли большие деревья. Пугающей тишины тоже не было. Звуки природы еле слышно доносились до моего слуха.

– Где мы?

– Ты у меня в гостях, но это место в твоих фантазиях.

– Значит, ты есть…

Я часто боролся с самим собой, отгоняя подобные мысли, но ты есть!

Когда я учился в школе, нам запрещали верить в Бога, и я не верил. Я не верил в тебя, когда поступил в институт, не верил после. Правда, на первом курсе случилась история, после которой я задумался о том, что внутри нас нет пустоты. Быть может, она заполнена с рождения и с годами мы познаём, что же там? Или мы сами её заполняем, становясь старше.

Отец у меня был парторгом, поэтому в детстве меня не крестили, а буквально за месяц до начала занятий в институте мы с мамой и крёстной поехали в храм, где мне на шею надели мой первый крестик. Думаю, это тоже сыграло во всей этой истории определённую роль.

И вот, в самом начале своей учёбы мы с однокурсниками поехали в подшефный колхоз собирать картошку. Тепло сентября обволакивало нас, юных, готовых к новым приключениям и мы поддавались этому теплу. Весёлые, жизнерадостные, юные, стремясь к общению, строили планы на жизнь, дружили, влюблялись!

Дни бежали один за другим, вечера сменялись темнотой ночи, на смену теплу пришли затяжные дожди и накануне того памятного дня выпал снег. Мы затопили печь в доме, где жили. Назавтра нам предстояло уезжать в институт, а вечером, приготовив прощальный ужин, мы посидели, пообщались и около полуночи улеглись по своим матрасам. Коек не было, стелили матрас на пол, накрывались одеялом и быстро засыпали, намаявшись за день. В домике нас было десять человек.

Я быстро «отключился», спал крепко. Меня разбудил голос. Я точно помню, что этот голос шёл как будто изнутри. Громко, настойчиво, но всего один раз он мне сказал: «Вставай». Не сразу, а только много времени спустя я понял, что это был ты. Да?

Смутный силуэт, передо мной чуть заметно наклонил голову.

– Я так и понял, – произнёс я.

Открыв глаза, я увидел, как ребята бегают туда-сюда по дому, дым струится под потолком, кое-где пробиваются языки пламени. Домик, в котором мы жили, горел.

Все мчались к выходу. Никакой паники. Выбегали быстро, по одному, не толкаясь. Мысли были ясными и я прекрасно понимал, что нужно делать. Подбежав к дверному проёму, я посмотрел наверх, где огонь пожирал крышу. С неё стекала расплавленная смола. Спали мы босыми и, конечно, в такой ситуации было не до обуви. Надеясь, что ничего не рухнет сверху, я побежал через лужи раскалённой смолы, пузырящейся на полу. Боли не было. И холода снега под босыми ногами я тоже не почувствовал. Всё пришло потом. В тот момент мы переживали за тех, кто остался внутри.

Выбежать в дверь успели не все. Огонь не дал Андрею и Серёжке выскочить этим путём и они, ломая окна, пробирались к свежему воздуху. Снаружи им помогали те, кто выбежал первыми, круша рамы и стёкла. Ребята пострадали. Серёжка обгорел сильнее всех, но ты был с нами. Это нас и спасло.

– Я рад! – ответил Бог.

Он был немногословен, но я понимал, что он со мной. Этого было достаточно. Ощущение спокойствия и тепла создавал и костёр, горевший между нами.

– С годами начинаешь понимать, что путь, по которому ты идёшь, не просто выбран тобою. Есть всё-таки сила, смещающая вектор направления в ту или иную сторону. Дороги разных людей часто пересекаются в точках их встреч. Казалось бы, выйди из дома на 5 минут позже или не ходи сегодня на день рождения к знакомым и никогда не встретишь человека, с которым тебе потом придётся идти по жизни рядом. Но это не так. Как бы ты не обманывал судьбу, дорога свернёт в нужное время в нужном месте.

Наша встреча с Леной тоже была не случайной!

Всё началось с того, что в тот летний день я просто не захотел идти на работу. Я не болел, у меня не прорвало водопроводную трубу. Просто не пошёл на работу. Ты же знаешь, что за всю свою жизнь, такого, чтобы я просто так не вышел на работу, практически не было. Это и был тот самый поворот на моей дороге, который привёл меня в нужную точку. Это ты мне помог в тот день, так?

Бог молчал. Но молчал он так выразительно, что у меня не было сомнений в правдивости сказанного.

– Ты же помнишь, вместо того, чтобы отправиться на работу, я пошел к Вите. Мы с ним очищали окна от краски. Разговаривали, строили планы на будущее, как и тогда, в студенчестве. Слово за слово, воспоминания за воспоминаниями и мы как-то незаметно пришли к мысли, что нужно пойти в поход, на байдарках. Не откладывая задуманное, мы созвонились с Егорычем, договорились, назначили время и уже через несколько дней мчались в Кирсанов.

Именно в той поездке в город моего детства я впервые встретил Лену. Мы познакомились случайно, на улице, перед входом в булочную. Я, простой деревенский парень в меру упитанный, в длинных носках, в сандалиях и шортах выглядел нелепо. Она, красивая, стильная, стройная, была со своей сестрой Мариной. Оказалось, что Витя с Мариной были одноклассниками, поэтому мы не прошли мимо друг друга, как часто бывает с незнакомыми людьми, а остановились. Немного поговорили и только потом разошлись. Казалось бы, разошлись навсегда, но оказалось, показалось.

Прошёл месяц, может, полтора и ты опять направил меня дорогой, на которой была вторая точка нашей с Леной встречи. Лена забыла в Кирсанове какие-то вещи, Марина передала их Вите, чтобы тот в свою очередь вернул их Лене. Витя по какой-то причине не мог увидеться с Леной и попросил меня передать ей забытые вещи. Так мы встретились второй раз. Это было в Москве, в Кузьминках. Передавая пакет, я снова увидел её красивые, но грустные глаза и пригласил выпить кофе. Мы поболтали, грустинка в её глазах пропала, появился взаимный интерес и, как говорится, между нами пробежала искорка, которая потом превратилась в пламя.

Бог сидел на большом валуне и палкой перемешивал угольки костра. Искры красиво рассыпались, костёр на мгновение разгорался, и свет пламени озарял его лицо. Он улыбался.

– Ты меня слушаешь? – спросил я

– Ты сам всё знаешь!

Конечно, знаю. Знаю, что могу с ним поговорить, когда появляется такое желание, спросить совета, даже попросить помощи.

Окончательно я это понял осенью, в октябре 2020 года, когда вернулся из университета и почувствовал себя плохо.

– Помнишь, – обратился я к Богу, – меня, то знобило, то бросало в жар, дышать было тяжело, перед глазами стояла какая-то пелена. Что случилось? Ни я, ни Лена не понимали. Просто было плохо. Очень плохо. Это потом мы узнали, что я, как многие, тоже заболел вирусом COVID 19. Сначала сотни, потом тысячи, а потом и миллионы людей заразились этой на тот момент неизвестной заразой. Как лечить её никто не знал. Люди умирали.

Лучше мне не становилось. Поехали в больницу. Там мне сделали компьютерную томографию. Как и ожидалось – двусторонняя пневмония. Было два пути: лечь в больницу или вернуться домой. Дома не было бы такой профессиональной медицинской помощи, как в больнице, а там на тот момент времени находилось столько народу, что уход за каждым был просто невозможен. Что могло произойти со мной, известно только тебе. Я думаю, что это ты подсказал врачу, который делал обследование, чтобы он уговорил меня вернуться домой. Разумное, правильное решение.

Угольки костра быстро затухали, в кронах деревьев зашевелилась какая-то птица, Бог подкинул хворост в костёр и я, наконец, ясно увидел его покрытое морщинами, немного усталое лицо. Он не улыбался.

– Дома мы боролись с моей температурой, пичкали лекарствами, делали какие-то процедуры. На всякий случай я написал Лене все пин коды от моих карт и счетов, пароли от компьютеров, не зная, что будет дальше и будет ли оно – это «дальше»? Тем временем, я продолжал разговаривать с тобой. Ты меня услышал. Понемногу, по чуть-чуть, я шёл на поправку. Через две недели я вышел на прогулку. Задыхаясь, делая первые шаги после перенесённого ужаса, но вдыхая, свежий воздух я шёл по тому пути, по которому ты меня направил.

Бог снова пошевелил угольки костра палкой и спросил:

– Сегодня ты снова пришёл ко мне, скажи, зачем?

– Я? Мне кажется, это ты меня позвал?

– Нет. Каждый человек выбирает свой путь и своё время сам. Твой путь ещё не закончен и время ещё не пришло. Я рад тебя видеть, рад, что ты теперь общаешься со мной чаще, но на сегодня наша встреча окончена. Иди.

Пламя костра разгорелось так сильно, что начало обжигать меня, даже внутри становилось всё жарче и жарче. Я отпрянул от огня и… очнулся.

– Магнезию ввели, сейчас станет легче.

Врач скорой помощи смотрел на меня с некоторой озабоченностью, но беспокойства в его взгляде не было. Улыбнувшись, он произнёс:

– С возвращением!

11 февраля 2024