Тишина отношений

Часы в гостиной показывали половину второго ночи. Ангелина не спала. Она ушла из спальни ещё вчера, после ссоры с Марком.
Когда в их отношениях «пробежала кошка»? Почему ссоры стали происходить всё чаще и чаще? Ответ на этот вопрос, возможно, они нашли бы вместе, но Марк не разговаривал с ней. Ангелине хотелось накрыться одеялом, нырнуть в темноту с головой, заснуть и проснуться уже тогда, когда не будет между ними этой гнетущей тишины.
Они познакомились на дне рождения её подруги Виктории. Красивый, высокий, со светлыми, немного вьющимися волосами, он стоял около окна с каким-то парнем и явно о чём-то спорил. Товарищ напротив, улыбался, ждал, когда Марк закончит свой монолог, вставлял в разговор пару-тройку слов и снова слушал «тираду» своего оппонента. Было видно, что спорить он с ним совершенно не хотел.
Ангелина заметила Марка ещё раньше. Не знала, как заговорить и сейчас незаметно поглядывала в сторону окна. Парень ей нравился. Он отчаянно доказывал собеседнику что-то своё.
«Настойчивый», – думала Ангелина.
Но она не ожидала, что их знакомство произойдёт так внезапно. После очередной попытки донести до своего собеседника очередную мысль, Марк быстрой, уверенной, походкой направился в её сторону.
– Девушка, можно Вас на минутку?
Ангелина опешила.
– Хочу доказать своему другу, что мужчины и женщины мыслят одинаково!
– Я, даже не знаю… – едва вымолвила девушка. Предложение застало её врасплох, да и суть вопроса ей была непонятна. Зачем кому-то что-то доказывать, если любой вопрос можно обсудить и прийти к общему мнению?
– Пойдёмте, пойдёмте!
Он аккуратно взял её под локоть, и они вместе подошли к его другу.
– Никита, вот спроси девушку, что она думает по поводу отношений между мужчиной и женщиной? Ведь могут же они всегда думать в одном направлении?
– Здравствуйте! – ответил друг Марка. – Никита! – представился он. – Марк, ну зачем ты впутываешь в эту историю такую милую девушку?
Ангелина засмущалась ещё больше.
– Знаете, чего он на самом деле хочет? – обратился Никита к девушке. – Марк желает, чтобы всё и всегда было так, как думает он, поэтому ему и кажется, что люди, живущие вместе, мыслят одинаково. На самом деле Марк не понимает, что мужчины – с Марса, женщины – с Венеры, между ними огромное расстояние и часто их желания теряются на пути друг к другу в космическом пространстве.
Тогда Ангелина не поняла сказанного Никитой, а сейчас, когда часы так громко отбивали уходящие секунды, она в очередной раз размышляла о том, зачем в тот вечер судьба свела их вместе?
Марк ухаживал за ней красиво. Дарил цветы, приглашал в рестораны, говорил приятные слова, был внимательным. Через пару месяцев они поженились.
Впервые Марк замолчал надолго сразу после их свадьбы. Он не разговаривал с Ангелиной почти неделю. Ужасную неделю, которую девушка едва выдержала. На вопросы, почему он молчит, Марк не отвечал. Попытки Ангелины обсудить с ним, что же случилось, не увенчались успехом. Девушка не понимала, в чём она виновата? И виновата ли? Но чувство вины уже зарождалось в ней. Это чувство всегда появлялось потом, когда они переставали разговаривать друг с другом.
Ангелина не привыкла к таким отношениям. Она росла в дружной семье, где папа и мама всегда и всё делали вместе. Улыбались друг другу и Ангелине, «чмокали» друг друга каждый раз, когда виделись. В подростковом возрасте ей это казалось даже чем-то противненьким. Но сейчас ей не хватало подобных отношений. Марк не понимал её, как будто он действительно был с Марса.
Он настаивал, чтобы девушка делала всё так, как хочет он. Марк не воспринимал всерьёз желания Ангелины, отличные от его желаний. Сам верил в то, что его мысли – самые правильные и иначе быть не может! Когда же Ангелина начинала доказывать Марку обратное, он обижался и переставал разговаривать.
Худенькая от рождения, она сбрасывала в дни ссор ещё несколько килограммов и становилась совсем «прозрачной».
Стремление пообщаться с Марком не приводили ни к чему хорошему. Он тогда замолкал ещё на несколько дней. Ангелине казалось, что с каждым разом в ней самой заканчиваются слова. В такие дни она читала книги, слушала музыку, смотрела телевизор. Разговаривать об их отношениях ей ни с кем не хотелось. Мама жила в другом городе, зная, что у дочери всё хорошо. У подруг были свои заботы. На работе Ангелина думала о работе.
Друг Марка Никита в день их знакомства с Ангелиной сразу почувствовал тягу к этой красивой девушке. Правда, он видел, что Ангелине нравится Марк и мешать счастью товарища Никита не хотел. Он лишь изредка заходил к ним в гости.
Сначала не замечал натянутых отношений между своими друзьями, но когда он увидел, что однажды за целый вечер Марк и Ангелина не обмолвились друг с другом ни единым словом, разговаривая только с Никитой, он задумался. Ситуация стала повторяться чаще и скрыть от него их непростые отношения уже не представлялось возможным.
Никита долго размышлял, не желая встревать, раздумывал, но, наконец, собрался с духом и однажды вечером позвонил Ангелине.
– Алло? – услышал Никита в трубке знакомый голос.
– Привет, Ангелина! Это Никита.
Ангелина не ожидала звонка от Никиты, и почему-то первой её реакцией было желание бросить трубку. Конечно, это было невежливо, и она ответила:
– Привет, Никита! Рада тебя слышать.
Хотя, девушка и понятия не имела, о чём они могут разговаривать. Общих интересов не было, да и общались они раньше всё больше втроём с Марком. Может, он увидел их отношения с мужем и хотел поговорить об этом? У Ангелины не было желания «выносить мусор из избы».
– Ангелина, мне нужна твоя помощь. Ты же занимаешься продажами инженерного оборудования, нашей компании как раз нужно то, что вы продаёте. Сможешь организовать встречу с вашим директором по продажам?
У Ангелины «отлегло». Разговор по работе и не будет касаться их семьи.
– Да, Никита, – радостно ответила девушка. – С удовольствием!
Они обсудили детали, договорились созвониться на неделе, и Ангелина со спокойным сердцем продолжала заниматься домашними делами. Марк ещё не пришёл. Задерживался. Она готовила ему ужин.
Через какое-то время муж пришёл с работы, поужинали, поговорили о произошедших за день событиях и отправились спать.
Сегодня был хороший день! Никаких натянутых отношений с Марком. Ангелина почувствовала себя практически счастливой. Засыпая, она улыбалась своим мыслям, невольно вспоминая разговор с Никитой. Просто, по делу, без лишних ненужных слов.
Утро тоже было прекрасным. Летнее солнце заглянуло в окно, коснулось век Ангелины и она проснулась. Марк спал рядом, изредка посапывая во сне.
«И всё же он у меня хороший!» Девушка, аккуратно поцеловала его в нос и отправилась в ванную комнату.
День прошёл замечательно. Возвращаясь домой, Ангелина забежала в магазин, купила продукты, чтобы приготовить что-нибудь вкусненькое.
Открыв дверь в квартиру, она разулась и поставила пакеты на пол.
– Привет, любимый! – крикнула она Марку с порога, – Как у тебя дела?
Марк ничего не ответил, хотя по обуви было понятно, что он дома.
Ангелина заглянула в спальню. Муж сидел за столом, что-то печатал на компьютере и не обращал на неё внимания.
– Дорого-ой! – чуть громче сказала Ангелина.
Марк молчал.
Девушка подошла к нему, обняла за плечи, прильнула:
– Привет, говорю, милый!
Марк повёл плечами, отстранился и молча вышел из спальни.
Ангелине как будто тонну камней навалили на плечи. Защемило сердце.
«Опять началось», – подумала девушка. «И опять не понятно, что случилось!».
В такие моменты Ангелине хотелось швырнуть что-нибудь на пол, запустить чем-то тяжёлым в окно и уйти из дома. Но она снова почувствовала себя без вины виноватой и молча отправилась в гостиную, так и не приготовив ужин.
Наступила ночь. Сон не шёл.
Ангелина вспомнила, как легко ей было разговаривать с Никитой. Минут 20 не решалась сделать то, о чём думала, но, наконец, позвонила.
– Никита, привет! Извини, что поздно. Если я завтра поговорю со своим директором, когда вам будет удобно встретиться?
– Привет, Ангелина! Да в любое время, в общем-то.
– Хорошо, я тебе наберу, – ответила она и быстро положила трубку, будто испугавшись своего поступка.
Минут через 10 девушка уснула и спала крепко, улыбаясь во сне.
На следующий день Ангелина узнала у своего директора по продажам, когда он сможет принять потенциальных клиентов и позвонила Никите. Договорились на вечер вторника.
До вторника оставалось ещё 4 дня и эти дни Ангелине показались очень длинными. Выходные вообще не хотели заканчиваться.
Дня через два Марк кое-как пересилил себя и перекинулся несколькими ничего не значащими фразами с Ангелиной. Она разговаривать с ним тоже особо не желала.
Наступил вторник. Девушка чуть дольше одевалась на работу, немного тщательнее наносила косметику, чуточку больше побрызгала на себя духами.
В назначенное время Никита со своим сотрудником был у них в офисе. Обсудили дела и по окончании встречи он предложил Ангелине выпить вместе по чашечке кофе. Время рабочего дня подходило к концу, она отпросилась и вместе с Никитой они отправились в ближайшее кафе.
Непринуждённый разговор и остроумные шутки молодого человека заставляли Ангелину на время забыть о существующих проблемах. Ей было хорошо. Никита понимал её. Он не был с Марса, он был с Венеры…

(окончание следует)

«Хороший парень»

В день своего рождения Валерка, появившись на свет, сразу начал улыбаться миру.

– Какой хороший мальчик! – воскликнула медсестра и все вокруг согласно закивали, улыбаясь ему в ответ.

Так и было. Всем, кто смотрел на него, когда мама выходила на улицу, он улыбался из прогулочной коляски. Родители умилялись, бабушки были в восторге. Когда Валерка чуточку подрос, со всеми, кого видел во дворе или в подъезде, здоровался. Говорил «спасибо» продавщицам, отпускавшим ему продукты. Не забывал вытереть ноги, когда возвращался с улицы.

«Хороший мальчик!», говорили все вокруг.

В детском саду у Валерки был самый чистый шкафчик, он всегда аккуратно ел, правильно держал в руках вилку или ложку. Спать в обед ложился строго по часам. Не хныкал по пустякам.

– Помоги мне завязать шнурок! – как-то попросила его девочка.

Валерка улыбнулся и сказал:

– А я не умею завязывать шнурки у кого-то другого, могу их завязывать только у себя.

Девочка улыбнулась в ответ и пошла искать воспитательницу.

Когда настало время идти в школу, Валерка взял с собой букет цветов и отправился в первый класс. Учительнице он этот букет не подарил, объяснив, что хочет отнести его домой маме.

– Ну, что же, мне уже цветы подарили, – размышляла Ирина Сергеевна, – а маме Валеры будет приятно! Какой заботливый парень!

Дежурили в классе поочерёдно, подметали и мыли полы. Однажды одноклассник попросил Валерку подменить его, потому, что Славке срочно нужно было куда-то идти.

– Извини, Слава, сегодня не моя очередь, – ответил Валерка и пошёл домой. – Мне папе помогать нужно, – добавил он.

В институте Валерка звёзд с неба не хватал, но учился прилежно. С однокурсниками всегда был приветлив, в аудиторию приходил заранее, иногда забывая пропустить девушек вперёд.

– Мне нужно зайти в кабинет до звонка, – объяснял он им своё поведение.

Преподаватели хвалили его за прилежность.

– Какой хороший студент, – говорили они между собой.

Пять лет Валеркиной учёбы пролетели незаметно, и он устроился на работу по специальности, инженером.

Трудился Валерка усердно, всегда выполнял свою работу. Руководство его хвалило, на совещаниях всегда ставили в пример.

– Очень хороший работник, равняйтесь на него, – говорил директор.

Коллеги приглашали Валерку в клубы, на дискотеку, но он всегда отказывался:

– Завтра на работу, вставать рано, я не высплюсь.

Работал Валерий Николаевич, как его стали называть спустя много лет, на своём месте до самой пенсии. Когда его провожали на заслуженный отдых, очередной директор, который был пятым на веку Валерия Николаевича, отметил его в хвалебной речи:

– Хороший человек уходит от нас!

И действительно, ничего плохого от него никто никогда не видел.

На долгом жизненном пути Валерий Николаевич так и не встретил достойной его женщины, поэтому был не женат. Друзей тоже не приобрёл. Жил в квартире, оставшейся от родителей.

Седой дедушка часто дремал на лавочке около своего подъезда. Ребята, пробегая мимо него, кричали:

– Здрасьте, деда Валера!

– Здравствуйте, здравствуйте, – поднимая голову, бормотал старик и снова засыпал.

Он был хорошим дедушкой, не кричал на детей, которые любили похулиганить, не встревал в политические разговоры с их родителями и не особо поддерживал беседы со своими сверстниками.

Умер дед Валера тихо, никому не причинил беспокойства, оставив и деньги на свои похороны, и завещание, в котором «отписывал» всё своё имущество государству.

Он так и остался для всех просто «хорошим парнем», «хорошим работником», «хорошим дедушкой» ничего путного не сделав в  этой жизни…

09 апреля 2024

У Петра Ивановича «накипело»!

– Люди! Люди! Человеки! Оглянитесь!

Случайные прохожие оборачивались, смотрели позади себя, искали глазами то, чего, возможно, не замечали, но ничего подозрительного не находили.

– Посмотрите вокруг! Весь мир сошёл с ума!

Пётр Иванович стоял на небольшом возвышении посреди оживлённой улицы и продолжал:

– Нет ничего страшнее, когда миром правят непрофессионалы. Они везде! Они вокруг нас! Оглянитесь!

И уже следующие прохожие оглядывались, ничего не находя, смотрели на пожилого человека с укором, жалостью, некоторые крутили пальцем у виска и торопливо шли дальше.

Петру Ивановичу было почти восемьдесят лет, пенсионер, как многие, одинокий. Жена, Светлана умерла 4 года тому назад, детей не было, соседи здоровались, неохотно кивая головой, когда встречались с ним.

В своё время работал Пётр Иванович на заводе. Пришли 90-е, завод приватизировали, многих поувольняли. Его, в том числе. Приходилось крутиться, заниматься бизнесом, стоять и в жару и в холод на рынке, продавая всякую мелочь. Жена работала учителем много лет, но достатка в семье не было. Перебивались кое-как.

В начале двухтысячных стало легче. Пётр Иванович устроился на работу по специальности, инженером. Да, уже тогда он был не так молод, как окружающие его сотрудники, но директор понимал, что у Иваныча большой профессиональный и жизненный опыт и ценил его.

Жаль, продолжалась работа Петра всего несколько лет. Директор умер от сердечного приступа, на его место пришёл сын, которому было 25 лет, и набрал свой штат, непрофессиональных, но молодых сотрудников. Спустя некоторое время, Пётр Иванович узнал, что фирма не выдержала конкуренции и развалилась.

Найти подходящего по своей специальности места Петру Ивановичу не удалось, и он пошёл работать охранником в ту самую школу, где трудилась его жена.

С Николаем, одним из напарников, он быстро нашёл общий язык, а Артём, что был помоложе, ходил, важно задрав нос и заговаривал с ними только по необходимости. Он не хотел работать охранником, считая, что эта должность ниже его достоинства и всё пытался найти работу, чтобы там платили побольше, а делать нужно было всего поменьше. Закончив школу, Артём не получил какой-либо профессии. Он нигде больше не учился, сменив к своим годам не один десяток мест.

Петр Иванович работал в школе до самой пенсии, потом его вежливо «попросили» оттуда.

На пенсии он стал чаще смотреть телевизор, узнав о том, что происходит в мире, намного больше, чем за всю предыдущую жизнь.

Он видел, как Президентами становятся актёры, как актёрами становятся блогеры, как блогерами, становятся, не пойми кто. Фотографии, музыка, актёрская игра, стали плоскими. Люди перестали быть объёмными, извилины выпрямились в прямые…

«Зачем мне учиться, если у меня уже сейчас 5 миллионов подписчиков?», – говорит одна.

«Денег нет, но вы держитесь!», – вещает другой.

«Вас всех обманывают, Земля плоская!», – бредит третий.

С каждым днём телевизор Петра Ивановича становился всё более и более ненавистным ему, как будто, этот электронный ящик был виноват во всём. Однажды, не выдержав очередного бреда, Пётр Иванович запустил в него стаканом и тот замолчал. Стало тихо. До того хорошо, что Пётр Иванович сначала не поверил своему счастью.

Долго сидеть в одиночестве, да без информации он не мог, поэтому стал гулять по городу. То тут, то там сталкиваясь с людьми, которые часто не имели понятия о том, что делают.

На улицах автомобилисты проскакивали на красный свет, чуть ли не сбивая пешеходов. В парикмахерской стригли так, что без слёз не взглянешь. Продавцы, часто не зная свойств товара, который продают, говорили:

– Дедушка, иди отсюда, не морочь людям голову!

Мир захватили непрофессионалы!

– Неужели вы не видите, люди, что мы деградируем??? – продолжал выкрикивать Пётр Иванович в толпу.

У него накипело!

– Люди восхищаются немыслимыми вещами: песнями с неразборчивыми словами, рваными одеждами, которые носит молодёжь. Компании платят за рекламу своих товаров раскрашенным «попугаям», матерящимся направо и налево, тем самым поддерживая их бред и делая из них кумиров! И люди восхищаются всем происходящим, часто просто не зная, что есть другая жизнь – без мата, без безобразия, без власти денег!

Пушкин, Евтушенко, Есенин, Бродский, Вера Холодная, Александр Матросов, Алия Молдагулова, Юрий Гагарин! Для многих это просто какие-то имена и фамилии, которые они слышали или даже не слышали, и за которыми нет ничего в сознании молодёжи. Зато Инстасамка, Луномосик, Кока, А4, Кросс, Джиган – это те, за кем готовы идти и на кого хотят быть похожими современные школьники!

К Петру Ивановичу подошли двое сотрудников полиции, неслышно для других с ним поговорили и тихонько увели с глаз долой.

Может, ему выпишут штраф, может, дадут 15 суток, а, может, вообще отпустят из-за уважения к возрасту.

Возможно, через какое-то время точно также здесь на улице или в другом месте появится Игорь Андреевич, Наталья Павловна или Алексей Михайлович, у которых «накипит», но их точно так же не услышат. Потому, что люди не хотят напрягаться, соответствовать. Им проще оставаться непрофессионалами и прикрываться фразой: «Не мы такие, жизнь такая…»

Случайные прохожие разойдутся по своим делам, а миром так и останутся править непрофессионалы…

22 марта 2024

Встреча с Богом

Ко мне не сразу пришло это ощущение. Ощущение того, что есть где-то во мне то, что не даёт покоя, что часто бережёт меня в определённые моменты времени, что охраняет от ненужных поступков. Вернее, кто-то. Тот, с кем я могу поговорить, спросить совета, попросить о важных вещах. Может, это и есть мой Бог?

Сердце щемило так, что я не мог вздохнуть. Колотилось безумно. Казалось, что оно несётся куда-то с бешеной скоростью, дыхание становилось сбивчивым, голова раскалывалась, мысли путались.

Минута, другая и стало тихо, спокойно, как будто ничего не было до этого момента. Ничего не болело, никуда не летело. Стало хорошо. Очень хорошо. В этот момент я понял, скорее, почувствовал, что не один.

– Кто здесь? – спросил я.

– Зачем спрашиваешь? Ты же сам всё прекрасно понимаешь.

– Ты тот, о ком я думаю?

– Да.

– Ты Бог?

– Можешь называть меня так.

– Я что, умер?

– Нет. Ты просто устал.

Вокруг не было ничего такого, о чём я читал в книгах и видел в кино. Ни коридора, ни света в конце него, я не поднимался над собой, не было пробежавших в одно мгновение лет. Ничего. Только умиротворение и спокойствие. Вокруг нас были горы, росли большие деревья. Пугающей тишины тоже не было. Звуки природы еле слышно доносились до моего слуха.

– Где мы?

– Ты у меня в гостях, но это место в твоих фантазиях.

– Значит, ты есть…

Я часто боролся с самим собой, отгоняя подобные мысли, но ты есть!

Когда я учился в школе, нам запрещали верить в Бога, и я не верил. Я не верил в тебя, когда поступил в институт, не верил после. Правда, на первом курсе случилась история, после которой я задумался о том, что внутри нас нет пустоты. Быть может, она заполнена с рождения и с годами мы познаём, что же там? Или мы сами её заполняем, становясь старше.

Отец у меня был парторгом, поэтому в детстве меня не крестили, а буквально за месяц до начала занятий в институте мы с мамой и крёстной поехали в храм, где мне на шею надели мой первый крестик. Думаю, это тоже сыграло во всей этой истории определённую роль.

И вот, в самом начале своей учёбы мы с однокурсниками поехали в подшефный колхоз собирать картошку. Тепло сентября обволакивало нас, юных, готовых к новым приключениям и мы поддавались этому теплу. Весёлые, жизнерадостные, юные, стремясь к общению, строили планы на жизнь, дружили, влюблялись!

Дни бежали один за другим, вечера сменялись темнотой ночи, на смену теплу пришли затяжные дожди и накануне того памятного дня выпал снег. Мы затопили печь в доме, где жили. Назавтра нам предстояло уезжать в институт, а вечером, приготовив прощальный ужин, мы посидели, пообщались и около полуночи улеглись по своим матрасам. Коек не было, стелили матрас на пол, накрывались одеялом и быстро засыпали, намаявшись за день. В домике нас было десять человек.

Я быстро «отключился», спал крепко. Меня разбудил голос. Я точно помню, что этот голос шёл как будто изнутри. Громко, настойчиво, но всего один раз он мне сказал: «Вставай». Не сразу, а только много времени спустя я понял, что это был ты. Да?

Смутный силуэт, передо мной чуть заметно наклонил голову.

– Я так и понял, – произнёс я.

Открыв глаза, я увидел, как ребята бегают туда-сюда по дому, дым струится под потолком, кое-где пробиваются языки пламени. Домик, в котором мы жили, горел.

Все мчались к выходу. Никакой паники. Выбегали быстро, по одному, не толкаясь. Мысли были ясными и я прекрасно понимал, что нужно делать. Подбежав к дверному проёму, я посмотрел наверх, где огонь пожирал крышу. С неё стекала расплавленная смола. Спали мы босыми и, конечно, в такой ситуации было не до обуви. Надеясь, что ничего не рухнет сверху, я побежал через лужи раскалённой смолы, пузырящейся на полу. Боли не было. И холода снега под босыми ногами я тоже не почувствовал. Всё пришло потом. В тот момент мы переживали за тех, кто остался внутри.

Выбежать в дверь успели не все. Огонь не дал Андрею и Серёжке выскочить этим путём и они, ломая окна, пробирались к свежему воздуху. Снаружи им помогали те, кто выбежал первыми, круша рамы и стёкла. Ребята пострадали. Серёжка обгорел сильнее всех, но ты был с нами. Это нас и спасло.

– Я рад! – ответил Бог.

Он был немногословен, но я понимал, что он со мной. Этого было достаточно. Ощущение спокойствия и тепла создавал и костёр, горевший между нами.

– С годами начинаешь понимать, что путь, по которому ты идёшь, не просто выбран тобою. Есть всё-таки сила, смещающая вектор направления в ту или иную сторону. Дороги разных людей часто пересекаются в точках их встреч. Казалось бы, выйди из дома на 5 минут позже или не ходи сегодня на день рождения к знакомым и никогда не встретишь человека, с которым тебе потом придётся идти по жизни рядом. Но это не так. Как бы ты не обманывал судьбу, дорога свернёт в нужное время в нужном месте.

Наша встреча с Леной тоже была не случайной!

Всё началось с того, что в тот летний день я просто не захотел идти на работу. Я не болел, у меня не прорвало водопроводную трубу. Просто не пошёл на работу. Ты же знаешь, что за всю свою жизнь, такого, чтобы я просто так не вышел на работу, практически не было. Это и был тот самый поворот на моей дороге, который привёл меня в нужную точку. Это ты мне помог в тот день, так?

Бог молчал. Но молчал он так выразительно, что у меня не было сомнений в правдивости сказанного.

– Ты же помнишь, вместо того, чтобы отправиться на работу, я пошел к Вите. Мы с ним очищали окна от краски. Разговаривали, строили планы на будущее, как и тогда, в студенчестве. Слово за слово, воспоминания за воспоминаниями и мы как-то незаметно пришли к мысли, что нужно пойти в поход, на байдарках. Не откладывая задуманное, мы созвонились с Егорычем, договорились, назначили время и уже через несколько дней мчались в Кирсанов.

Именно в той поездке в город моего детства я впервые встретил Лену. Мы познакомились случайно, на улице, перед входом в булочную. Я, простой деревенский парень в меру упитанный, в длинных носках, в сандалиях и шортах выглядел нелепо. Она, красивая, стильная, стройная, была со своей сестрой Мариной. Оказалось, что Витя с Мариной были одноклассниками, поэтому мы не прошли мимо друг друга, как часто бывает с незнакомыми людьми, а остановились. Немного поговорили и только потом разошлись. Казалось бы, разошлись навсегда, но оказалось, показалось.

Прошёл месяц, может, полтора и ты опять направил меня дорогой, на которой была вторая точка нашей с Леной встречи. Лена забыла в Кирсанове какие-то вещи, Марина передала их Вите, чтобы тот в свою очередь вернул их Лене. Витя по какой-то причине не мог увидеться с Леной и попросил меня передать ей забытые вещи. Так мы встретились второй раз. Это было в Москве, в Кузьминках. Передавая пакет, я снова увидел её красивые, но грустные глаза и пригласил выпить кофе. Мы поболтали, грустинка в её глазах пропала, появился взаимный интерес и, как говорится, между нами пробежала искорка, которая потом превратилась в пламя.

Бог сидел на большом валуне и палкой перемешивал угольки костра. Искры красиво рассыпались, костёр на мгновение разгорался, и свет пламени озарял его лицо. Он улыбался.

– Ты меня слушаешь? – спросил я

– Ты сам всё знаешь!

Конечно, знаю. Знаю, что могу с ним поговорить, когда появляется такое желание, спросить совета, даже попросить помощи.

Окончательно я это понял осенью, в октябре 2020 года, когда вернулся из университета и почувствовал себя плохо.

– Помнишь, – обратился я к Богу, – меня, то знобило, то бросало в жар, дышать было тяжело, перед глазами стояла какая-то пелена. Что случилось? Ни я, ни Лена не понимали. Просто было плохо. Очень плохо. Это потом мы узнали, что я, как многие, тоже заболел вирусом COVID 19. Сначала сотни, потом тысячи, а потом и миллионы людей заразились этой на тот момент неизвестной заразой. Как лечить её никто не знал. Люди умирали.

Лучше мне не становилось. Поехали в больницу. Там мне сделали компьютерную томографию. Как и ожидалось – двусторонняя пневмония. Было два пути: лечь в больницу или вернуться домой. Дома не было бы такой профессиональной медицинской помощи, как в больнице, а там на тот момент времени находилось столько народу, что уход за каждым был просто невозможен. Что могло произойти со мной, известно только тебе. Я думаю, что это ты подсказал врачу, который делал обследование, чтобы он уговорил меня вернуться домой. Разумное, правильное решение.

Угольки костра быстро затухали, в кронах деревьев зашевелилась какая-то птица, Бог подкинул хворост в костёр и я, наконец, ясно увидел его покрытое морщинами, немного усталое лицо. Он не улыбался.

– Дома мы боролись с моей температурой, пичкали лекарствами, делали какие-то процедуры. На всякий случай я написал Лене все пин коды от моих карт и счетов, пароли от компьютеров, не зная, что будет дальше и будет ли оно – это «дальше»? Тем временем, я продолжал разговаривать с тобой. Ты меня услышал. Понемногу, по чуть-чуть, я шёл на поправку. Через две недели я вышел на прогулку. Задыхаясь, делая первые шаги после перенесённого ужаса, но вдыхая, свежий воздух я шёл по тому пути, по которому ты меня направил.

Бог снова пошевелил угольки костра палкой и спросил:

– Сегодня ты снова пришёл ко мне, скажи, зачем?

– Я? Мне кажется, это ты меня позвал?

– Нет. Каждый человек выбирает свой путь и своё время сам. Твой путь ещё не закончен и время ещё не пришло. Я рад тебя видеть, рад, что ты теперь общаешься со мной чаще, но на сегодня наша встреча окончена. Иди.

Пламя костра разгорелось так сильно, что начало обжигать меня, даже внутри становилось всё жарче и жарче. Я отпрянул от огня и… очнулся.

– Магнезию ввели, сейчас станет легче.

Врач скорой помощи смотрел на меня с некоторой озабоченностью, но беспокойства в его взгляде не было. Улыбнувшись, он произнёс:

– С возвращением!

11 февраля 2024